Звоните, Пн-Пт 10:00-20:00
+7 (495) 230-16-82
Звоните, Пн-Пт 10:00-20:00
+7 (495) 230-16-82

Недвижимое имущество супругов: особенности определения долей при его разделе

Н.А. КОЛОКОЛОВ

Колоколов Никита Александрович, доктор юридических наук.

Описываются примеры разрешения споров, возникших при разделе совместного имущества супругов, в том числе сформированного при участии материнского (семейного) капитала. Особое внимание уделяется фиксации долей, причитающихся детям.

Ключевые слова: гражданское право, семейное право, общее имущество супругов, имущественные права несовершеннолетних детей, материнский (семейный) капитал, практика разрешения споров о разделе имущества супругов.

Real Estate of Spouses: Peculiarities of Determination of Shares in Case of Division Thereof
N.A. Kolokolov

Kolokolov Nikita A., Doctor of Law.

The author describes examples of resolution of disputes arising in the course of division of joint property of spouses including the property acquired with the help of the maternity (family) capital. Special attention is focused on recording of shares due to children.

Key words: civil law, family law, joint property of spouses, property rights of minor children, maternity (family) capital, practice of resolution of disputes over division of property of spouses.

1. Материнский капитал — важный элемент недвижимого
имущества, зарегистрированного за одним из супругов:
как правильно определить доли супругов и детей?

О проблеме разрешения споров о праве собственности на недвижимость в призме приоритетного права несовершеннолетнего на жилье мы уже писали. Проведенные нами исследования позволяют сделать вывод, что споры данной категории далеко не всегда с первого раза удается разрешить на уровне суда первой инстанции <1>. Поясним сказанное на новых примерах.
———————————
<1> Колоколов Н.А. Вопросы недвижимости в призме приоритетного права несовершеннолетнего на жилье // Правовые вопросы недвижимости. 2018. N 1. С. 9 — 15; Колоколова О.Н. Недвижимое имущество бывших супругов: правовые и организационные проблемы его раздела // Правовые вопросы недвижимости. 2018. N 1. С. 16 — 21.

Спор между Олегом и Викторией: фабула дела.
Олег и Виктория состояли в зарегистрированном браке, от которого у них имеются несовершеннолетние сын и дочь. В период брака супруги осуществили следующие приобретения.
8 июня 2011 г. Виктория (покупатель) по договору купли-продажи объекта незавершенного строительства (жилой дом с земельным участком), заключенному с Д. (продавец), приобрела в собственность объект незавершенного строительства — жилой дом площадью 37 кв. м (10% готовности) с земельным участком общей площадью 922 кв. м.
25 марта 2014 г. управлением архитектуры и градостроительства администрации г. Невинномысска Виктории выдано разрешение на строительство на данном участке жилого дома площадью 168 кв. м.
12 января 2015 г. Виктория по договору купли-продажи приобрела у комитета по управлению муниципальным имуществом администрации г. Невинномысска земельный участок общей площадью 49 кв. м, относящийся к категории «земли населенных пунктов» для огородничества при условии присоединения к смежному земельному участку.
20 апреля 2015 г. на основании решения собственника об объединении указанных выше земельных участков за Викторией в ЕГРП было зарегистрировано право собственности на земельный участок общей площадью 971 кв. м, относящийся к категории «земли населенных пунктов» для индивидуального жилищного строительства, огородничества при условии присоединения к смежному земельному участку.
19 марта 2015 г. Виктория в связи с намерением направить часть средств материнского капитала по сертификату от 27 июня 2012 г. на строительство жилого дома приняла на себя обязательство оформить жилой дом в общую совместную собственность: свою, супруга и детей с определением долей по соглашению в течение шести месяцев после получения кадастрового паспорта на объект индивидуального жилищного строительства.
На строительство жилого дома были израсходованы денежные средства, полученные Олегом по кредитному договору от 26 августа 2015 г. N 239-ФН/2015, заключенному им с АО «Газпромбанк», и договору займа от 5 августа 2015 г., заключенному им же с В.
Решением мирового судьи судебного участка N 4 г. Невинномысска от 25 июля 2016 г. брак между Олегом и Викторией был расторгнут.
Иск Олега.
Олег обратился в суд с иском к Виктории о разделе общего имущества супругов и распределении общих долгов. Истец просил:
— произвести раздел не завершенного строительством жилого дома и земельного участка;
— признать за ним и Викторией право собственности на 43/100 доли за каждым в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок;
— за сыном и за дочерью — право собственности на 7/100 доли за каждым;
— признать общими долгами супругов обязательства по кредитному договору от 26 августа 2015 г. в размере 307 982 руб. и договору займа от 5 августа 2015 г. в размере 250 000 руб.;
— взыскать с Виктории 153 991 руб., выплаченные им (Олегом) по кредитному договору за период с 15 июня 2016 г. по 19 января 2017 г.
Встречный иск Виктории.
Виктория обратилась в суд со встречными требованиями к Олегу и просила:
— произвести раздел совместно нажитого сторонами имущества, определив доли ее и Олега в составе общего имущества равными — по 1/4 за каждым с учетом несовершеннолетних детей;
— в счет ее доли с учетом долей несовершеннолетних детей выделить ей в собственность объект незавершенного строительства — жилой дом общей площадью 37 кв. м, со степенью готовности 10%, земельный участок площадью 922 кв. м и земельный участок площадью 49 кв. м;
— с нее (Виктории) взыскать в пользу Олега компенсацию стоимости 1/4 доли жилого дома и названных земельных участков в общей сумме 573 750 руб.
Позиция суда первой инстанции.
Решением Невинномысского городского суда Ставропольского края от 21 июня 2017 г. в удовлетворении исковых требований Олега к Виктории о разделе общего имущества супругов, распределении общих долгов полностью отказано, встречные исковые требования Виктории к Олегу о разделе общего имущества супругов удовлетворены частично.
Произведен раздел совместно нажитого имущества Виктории и Олега. Доли Виктории, Олега, их несовершеннолетних детей, сына и дочери, в общей долевой собственности на недвижимое имущество: не завершенный строительством объект — жилой дом (степени готовности 58%) определены равными по 1/4 доли за каждым.
Доли Виктории и Олега в составе совместно нажитого имущества — земельного участка площадью 922 кв. м категории земель «земли населенных пунктов» для индивидуального жилищного строительства определены равными по 1/2 доли за каждым.
Доли Виктории и Олега в составе совместно нажитого имущества — земельного участка площадью 49 кв. м категории земель «земли населенных пунктов» для огородничества при условии присоединения к смежному земельному участку определены равными — по 1/2 доли за каждым.
Позиция суда второй инстанции.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 5 сентября 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Мнение Верховного Суда РФ.
В кассационной жалобе Олега, адресованной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ (далее — Судебная коллегия), был поставлен вопрос об отмене всех судебных постановлений, как незаконных.
Определением судьи Верховного Суда РФ от 25 мая 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия нашла ряд оснований для отмены оспариваемых судебных постановлений в части.
Как установлено судом и не оспаривается сторонами, Олег и Виктория состояли в браке, от которого у них сын и дочь. Брак расторгнут на основании решения мирового судьи от 25 июля 2016 г. и прекращен 30 августа 2016 г.
Соглашение о разделе совместно нажитого имущества сторонами не достигнуто, брачный договор между сторонами не заключался.
Согласно отчету от 17 мая 2017 г. N 81-05/17 об оценке рыночной стоимости спорных объектов их итоговая цена составляет 2 295 000 руб., стоимость земельного участка — 780 000 руб., жилого дома — 1 515 000.
Разрешая спор и принимая решение о признании права собственности за Олегом и Викторией и их несовершеннолетними детьми в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства — жилой дом в равных долях (по 1/4 доли за каждым), суд первой инстанции исходил из того, что строительство спорного жилого дома осуществлялось без привлечения строительной организации, с использованием средств материнского (семейного) капитала, в силу чего суд при отсутствии соглашения сторон о размере долей определил доли в праве собственности родителей и детей равными.
Судебная коллегия нашла, что выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям. Положениями ст. 34 СК РФ и ст. 256 ГК РФ предусмотрено, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона.
Судом установлено, что на строительство спорного жилого дома были направлены собственные денежные средства и средства материнского (семейного) капитала в размере 453 026 руб.
Порядок приобретения жилых помещений с использованием средств материнского (семейного) капитала регулируется Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» (далее — ФЗ N 256).
В силу ч. 4 ст. 10 Федерального закона N 256 жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению.
Таким образом, специально регулирующим соответствующие отношения Федеральным законом N 256 определен круг субъектов, в чью собственность поступает жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского капитала, и установлен вид собственности (общая долевая), возникающей у них на приобретенное жилье.
В соответствии со ст. ст. 38, 39 СК РФ разделу между супругами подлежит только общее имущество, нажитое ими во время брака. К нажитому во время брака имуществу (общему имуществу супругов) относятся в том числе полученные каждым из них денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (п. 2 ст. 34 СК РФ).
Имея специальное целевое назначение, средства материнского (семейного) капитала не являются совместно нажитым имуществом супругов и не могут быть разделены между ними без учета интересов детей, которые должны признаваться участниками долевой собственности на объект недвижимости, приобретенный (построенный, реконструированный) с использованием средств материнского капитала.
Таким образом, спорный объект недвижимости подлежит разделу с учетом требований ст. ст. 38, 39 СК РФ и ч. 4 ст. 10 Федерального закона N 256.
По смыслу приведенных норм права доли в праве на жилой дом, построенный с использованием средств материнского (семейного) капитала, определяются исходя из равенства долей родителей и детей на средства материнского (семейного) капитала, а не на все средства, за счет которых было построено жилое помещение, как на то ошибочно указал суд.
Поскольку согласно отчету об оценке рекомендуемая рыночная стоимость объекта незавершенного строительства — жилого дома (готовность 58%) составляет 1 515 000 руб., а сумма средств материнского (семейного) капитала — 453 000 руб., то раздел указанного дома в силу приведенных выше норм закона не может быть произведен между детьми и расторгнувшими брак родителями в равных долях.
На основании изложенного выводы суда о том, что жилой дом как объект незавершенного строительства во исполнение обязательств родителей перед детьми, предусмотренных положениями ч. 4 ст. 10 Федерального закона N 256, подлежит разделу с определением долей детей сторон равными, как и родителей (по 1/4 доли), не основаны на законе.
Кроме того, судом произведен раздел двух земельных участков, в то время как данные участки ликвидированы в результате их объединения и образован новый земельный участок с новым единым кадастровым номером.
Поскольку в соответствии с п. 1 ст. 11.6 ЗК РФ при объединении смежных земельных участков образуется один земельный участок и существование таких смежных участков прекращается, то возможность их участия в гражданском обороте, в том числе при разделе совместно нажитого имущества, исключена.
С учетом изложенного Судебная коллегия пришла к выводу, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Олега, в силу чего решение суда первой инстанции и апелляционное определение в части раздела не завершенного строительством объекта — жилого дома и земельных участков нельзя признать законными, они в указанной части подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.
В остальной части обжалуемые судебные постановления подлежат оставлению без изменения, поскольку выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального права.
Отказывая в признании заемных средств общим долгом супругов, суд исходил из отсутствия доказательств, подтверждающих использование заемных средств на нужды семьи. Доводы кассационной жалобы в этой части не могут быть признаны основанием для отмены в кассационном порядке судебных постановлений, поскольку не свидетельствуют о существенном нарушении судами норм материального или процессуального права, а направлены на переоценку выводов суда по обстоятельствам дела.
В остальной части решения суда первой инстанции и суда второй инстанции были оставлены без изменения <2>.
———————————
<2> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 июля 2018 г. N 19-КГ18-13 // Электронный архив Верховного Суда РФ за 2018 г.

2. За счет средств материнского (семейного) капитала
владелец сертификата вправе приобрести загородный дом,
соответствующий требованиям, предъявляемым
к жилым помещениям

М. обратилась в суд с иском к пенсионному органу в г. Ярославле, в котором просила признать решение об отказе в удовлетворении заявления о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала незаконным, обязать удовлетворить заявление истца и направить средства материнского капитала, удостоверенного государственным сертификатом, на погашение основного долга и уплату процентов по кредитному договору с банком. Требования мотивированы тем, что истец имеет троих детей и ею получен государственный сертификат на материнский (семейный) капитал.
М. заключила с банком кредитный договор с целью приобретения объектов недвижимости. На заемные средства М. приобрела земельный участок с расположенным на нем жилым домом.
Решением пенсионного органа в удовлетворении заявления М. о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала с целью улучшения жилищных условий на погашение основного долга и уплату процентов по кредиту на приобретение жилья отказано в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 8 ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» (далее — Закон о государственной поддержке семей).
Решением Красноперекопского районного суда г. Ярославля от 21 февраля 2017 г. решение пенсионного органа признано незаконным. Ответчик обязан направить средства материнского (семейного) капитала М. в размере 428 026 руб. в счет погашения основного долга и процентов по кредитному договору, заключенному с банком.
22 мая 2017 г., отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции (судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда) исходил из того, что приобретение истцом жилого дома не является улучшением жилищных условий семьи, поскольку имущество приобретено в другом населенном пункте, по благоустройству существенно отличается от имеющегося, работа супругов и посещаемые детьми школьные и дошкольные учреждения расположены в городе, дом приобретен не для постоянного проживания с целью удовлетворения потребности в жилье, а для временного проживания и отдыха в летний период. Расходование средств материнского (семейного) капитала на погашение долга по кредиту на приобретение указанного дома не отвечает цели, установленной Законом о государственной поддержке семей, поскольку отсутствует улучшение жилищных условий семьи, решение пенсионного органа об отказе в удовлетворении заявления М. о распоряжении средствами материнского капитала является законным.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ (далее — Судебная коллегия) признала выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном толковании и применении норм материального права.
В соответствии с преамбулой Закона о государственной поддержке семей данный федеральный закон устанавливает дополнительные меры государственной поддержки семей, имеющих детей, в целях создания условий, обеспечивающих этим семьям достойную жизнь.
Согласно п. 1 ч. 3 ст. 7 указанного Федерального закона лица, получившие сертификат, могут направить средства материнского (семейного) капитала в полном объеме либо по частям в том числе на улучшение жилищных условий.
Средства (часть средств) материнского (семейного) капитала в соответствии с заявлением о распоряжении могут направляться на приобретение (строительство) жилого помещения, осуществляемое гражданами посредством совершения любых не противоречащих закону сделок и участия в обязательствах (включая участие в жилищных, жилищно-строительных и жилищных накопительных кооперативах), путем безналичного перечисления указанных средств организации, осуществляющей отчуждение (строительство) приобретаемого (строящегося) жилого помещения, либо физическому лицу, осуществляющему отчуждение приобретаемого жилого помещения, либо организации, в том числе кредитной, предоставившей по кредитному договору (договору займа) денежные средства на указанные цели (п. 1 ч. 1 ст. 10 названного Федерального закона).
Согласно ч. 6.1 ст. 7 Закона о государственной поддержке семей заявление о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала может быть подано в любое время со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей в случае необходимости использования средств (части средств) материнского (семейного) капитала на погашение основного долга и уплаты процентов по кредитам или займам на приобретение (строительство) жилого помещения, включая ипотечные кредиты, предоставленным гражданам по кредитному договору (договору займа), заключенному с организацией, в том числе кредитной организацией.
На основании ч. 5 ст. 7 названного выше Федерального закона правила подачи заявления о распоряжении, а также перечень документов, необходимых для реализации права распоряжения средствами материнского (семейного) капитала, устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.
В соответствии с абзацем первым п. 2 Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12 декабря 2007 г. N 862, лицо, получившее государственный сертификат на материнский (семейный) капитал, вправе использовать средства (часть средств) материнского (семейного) капитала на приобретение или строительство жилого помещения, осуществляемые гражданами посредством совершения любых не противоречащих закону сделок и участия в обязательствах (включая участие в жилищных, жилищно-строительных и жилищных накопительных кооперативах), путем безналичного перечисления указанных средств организации, осуществляющей отчуждение (строительство) приобретаемого (строящегося) жилого помещения, либо физическому лицу, осуществляющему отчуждение приобретаемого жилого помещения, либо организации, в том числе кредитной, предоставившей по кредитному договору (договору займа) денежные средства на указанные цели.
Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что приобретение истцом жилого дома не является улучшением жилищных условий семьи, а цель приобретения не соответствует целям направления средств материнского капитала.
Между тем, как видно из материалов дела, истец совершила действия, в результате которых жилищные условия ее семьи были фактически улучшены, о чем свидетельствуют документы, подтверждающие приобретение изолированного жилого помещения. Спорное домовладение соответствует требованиям, предъявляемым к жилому помещению, является пригодным для постоянного проживания, находится в экологически благоприятном для проживания районе, в транспортной доступности к местам работы и учебы.
Кроме того, законодатель не ограничивает держателя государственного сертификата в выборе способа улучшения жилищных условий, гражданин вправе иметь в собственности неограниченное количество объектов недвижимости, владеть и пользоваться ими по своему усмотрению, приобретение спорного дома соответствует цели направления данных средств — улучшению жилищных условий семьи, созданию многодетной семье истца условий, обеспечивающих достойную жизнь, что предусмотрено преамбулой Закона о государственной поддержке семей в качестве основной цели установления социальной поддержки семей, имеющих детей.
Поскольку истец приобрела земельный участок и расположенный на нем жилой дом, то расходование денежных средств материнского (семейного) капитала соответствует цели направления данных средств — улучшению жилищных условий семьи.
С учетом изложенных выше обстоятельств Судебная коллегия признала, что правовых оснований для отмены решения суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции не имелось <3>.
———————————
<3> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 января 2018 г. N 8-КГ17-16 // Электронный архив Верховного Суда РФ за 2018 г.

3. Земельный участок, предоставленный бесплатно одному
из супругов во время брака на основании акта органа местного
самоуправления, подлежит включению в состав общего
имущества, подлежащего разделу между супругами

Ким Надя (далее — Надя) обратилась в суд с иском к Ким Сун Гуну (Сун) о расторжении брака, разделе совместно нажитого имущества в равных долях, ссылаясь на то, что с 1984 г. она состояла в браке с ответчиком, семейные отношения между ними прекращены 23 июля 2008 г. В период брака сторонами нажито подлежащее разделу имущество, состоящее из двух земельных участков, трактора, снегохода, недостроенного жилого дома, автомобиля и индивидуального жилого дома.
Решением суда Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области от 8 ноября 2016 г., оставленным без изменения Апелляционным определением коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 19 января 2017 г., исковые требования удовлетворены частично. Брак между сторонами расторгнут. За Надей и Суном признано право собственности каждого на 1/2 доли в праве собственности на индивидуальный жилой дом. В удовлетворении иных исковых требований отказано.
Отказывая Наде в удовлетворении требований о разделе спорных земельных участков, суд исходил из того, что данные объекты недвижимости в силу положений п. 2 ст. 36 СК РФ не относятся к общему имуществу супругов, поскольку получены Суном по безвозмездной сделке.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ (далее — Судебная коллегия) признала, что такой вывод сделан судами с существенным нарушением норм материального права.
Положениями ст. 34 СК РФ и ст. 256 ГК РФ предусмотрено, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона.
Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное (п. 1 ст. 33 СК РФ).
Согласно п. 2 ст. 34 СК РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.
Вместе с тем имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью (п. 1 ст. 36 СК РФ).
Как видно из материалов дела, спорные земельные участки образованы в результате раздела земельного участка, ранее предоставленного ответчику на основании решения органа местного самоуправления от 26 октября 1984 г. о предоставлении земельного участка в бессрочное пользование. Впоследствии на основании указанного выше акта произведена государственная регистрация права собственности на земельный участок за Суном. В рассматриваемый период стороны состояли в браке (брак заключен 2 июня 1984 г.).
В соответствии с подп. 1, 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают в том числе из договоров или иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, а также из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.
Таким образом, законодатель разграничивает в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей договоры (сделки) и акты государственных органов, органов местного самоуправления и не относит последние к безвозмездным сделкам. Бесплатная передача земельного участка одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления не может являться основанием его отнесения к личной собственности этого супруга.
Поскольку право собственности у Суна на спорные участки возникло не на основании безвозмездной сделки, выводы судов об отнесении данного спорного имущества к личной собственности ответчика в порядке ст. 36 СК РФ противоречат указанным выше положениям закона.
При таких обстоятельствах оснований для отказа Наде в требовании произвести раздел спорных земельных участков между супругами у суда не имелось <4>.
———————————
<4> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 ноября 2017 г. N 64-КГ17-10 // Электронный архив Верховного Суда РФ за 2017 г.

4. Имущество супругов может входить в наследственную массу
после смерти одного из них лишь в случае, если переживший
супруг заявил об отсутствии его доли в имуществе,
приобретенном во время брака

Снежена (далее — П.), действуя в интересах несовершеннолетнего Арсения (далее — С.), обратилась в суд с иском к Ольге (далее — К.) о признании завещания недействительным, включении имущества в состав наследства, признании права собственности на имущество.
В обоснование иска Снежена ссылалась на то, что Арсений приходится внуком Сотникову В.Н. (далее — В.Н.) и Нифонтовой Л.А. (далее — Н.), состоявшим в браке с 8 декабря 1956 г., умершим соответственно 10 февраля 2013 г. и 12 декабря 2014 г. Несовершеннолетний наследует их имущество по праву представления, поскольку его отец Сотников А.В. (сын С.В. и Н., далее — С.В.) умер 20 октября 2008 г.
После смерти С.В. наследниками его имущества являлись супруга Н., внук Арсений по праву представления, внучка Снежена по праву представления и ответчик Крот О.С. (далее — К.) по завещанию; наследниками имущества Н. являлись внук Арсений по праву представления и по завещанию, внучка С.Т. по праву представления.
С.В. на праве собственности принадлежал жилой дом и земельный участок. Согласно распоряжению от 29 декабря 2012 г. указанное имущество было завещано С.В., племяннице К. Между тем спорное имущество является общей собственностью супругов С.В. и Н., поскольку дом построен С.В. в период брака с Н., а земельный участок ему был предоставлен местной администрацией в 1993 г.
Таким образом, 1/2 доли в праве собственности на указанное в завещании недвижимое имущество принадлежала Н. Завещание является ничтожным в части включения в состав завещанного имущества принадлежащей Н. супружеской доли в праве общей совместной собственности на дом и земельный участок, а также причитающейся ей в силу ст. 1149 ГК РФ обязательной доли в наследстве С.В. как его нетрудоспособному супругу, достигшему ко дню смерти наследодателя возраста 79 лет.
Ссылаясь на приведенные выше обстоятельства, истец просила выделить супружескую долю Н. в размере 1/2 доли в спорном имуществе и включить ее в состав наследства, открывшегося со смертью Н.; признать за Н. право на обязательную долю в наследстве, открывшемся со смертью С.В., в размере 1/8 доли в спорном имуществе и включить ее в состав наследства, открывшегося со смертью Н.; признать завещание от 29 декабря 2012 г., составленное С.В. и удостоверенное нотариусом, недействительным в силу его ничтожности в части завещания 5/16 доли в праве на наследство и применить последствия недействительности ничтожной сделки в отношении спорного имущества; признать за С. право собственности в порядке наследования на 5/16 доли в праве собственности на спорное имущество.
5 апреля 2016 г. Щербинский районный суд г. Москвы, разрешая спор, отказал в удовлетворении исковых требований. Суд первой инстанции исходил из того, что Н. после смерти С.В. в установленный законом срок не обращалась к нотариусу для принятия наследства; при жизни завещание от 29 декабря 2012 г., составленное С.В. в пользу К., не оспаривала, доказательств того, что ей не было известно о данном завещании, не представляла, на супружескую долю в спорном общем имуществе не претендовала.
30 ноября 2016 г. суд апелляционной инстанции (судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда) согласился с выводами суда первой инстанции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ (далее — Судебная коллегия) с выводами судебных инстанций не согласилась, отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.
В силу ст. ст. 33, 34 СК РФ и ст. 256 ГК РФ совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное.
В соответствии со ст. 1150 ГК РФ принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со ст. 256 ГК РФ, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными данным Кодексом.
Согласно разъяснениям, данным в п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество, а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором не установлено иное. При этом переживший супруг вправе подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. В этом случае все это имущество входит в состав наследства.
Таким образом, супружеская доля пережившего супруга на имущество, совместно нажитое с наследодателем, может входить в наследственную массу лишь в том случае, когда переживший супруг заявит об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном в период брака.
Как установлено по делу, спорное имущество — дом и земельный участок — приобреталось супругами С.В. и Н. в период брака и являлось их общим имуществом. Брачный договор между ними не заключался. Между тем наследственное дело к имуществу умершего С.В. какого-либо заявления Н. об отсутствии ее доли в имуществе, приобретенном в период брака, не содержит.
Судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела указанные обстоятельства учтены не были, в связи с чем выводы судов о том, что спорное имущество, открывшееся после смерти Н., не подлежало наследованию С. в части принадлежавшей Н. супружеской доли, Судебная коллегия признала ошибочными, противоречащими указанным выше нормам материального права, гражданское дело направлено на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции <5>.
———————————
<5> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2017 г. N 5-КГ17-175 // Электронный архив Верховного Суда РФ за 2017 г.

Основные научно-практические выводы

1. Судебная практика свидетельствует, что дела о разделе имущества супругов для судебных инстанций представляют определенную сложность, появление которой обусловлено как объемом спорного имущества, так и источниками его приобретения.
2. Алгоритм разрешения судебного спора о разделе имущества усложняется, если часть его приобретена на средства материнского (семейного) капитала, получена отдельными членами семьи на безвозмездной основе.
3. Судебная коллегия по гражданским делам обращает внимание судебных инстанций на необходимость отделения правоотношений, возникающих между супругами, от смежных правоотношений.

Литература

1. Колоколов Н.А. Вопросы недвижимости в призме приоритетного права несовершеннолетнего на жилье / Н.А. Колоколов // Правовые вопросы недвижимости. 2018. N 1. С. 9 — 15.
2. Колоколова О.Н. Недвижимое имущество бывших супругов: правовые и организационные проблемы его раздела / О.Н. Колоколова // Правовые вопросы недвижимости. 2018. N 1. С. 16 — 21.

Вам может быть полезно

Затягивание с разделом имущества после развода

По общим правилам гражданского законодательства устанавливается 3 летний срок исковой давности. В Семейном кодексе РФ также указывается срок давности, который учитывается при разделе имущества. В течение 3- лет супруг, желающий выделить свою долю, имеет возможность получить часть имущества, на которую законно претендует (п. 7 ст. 38 СК РФ). Однако опытный юрист по семейному праву предостерегает […]

Читать далее

Признаки высокого налогового риска ООО

В протоколе заседания налогового органа в результате рассмотрения комиссией деятельности налогоплательщиков находят признаки высокого налогового риска. Это является основанием для уточнения налоговых обязательств. Основные пункты на которые необходимо обратить внимание до проведения налогового контроля: При анализе книги покупок особое внимание уделяют суммам сделок. Обращают свое внимание налоговые органы на сведения о фактическом нахождении и юридическом […]

Читать далее

В России растет доля нелегальных кредиторов и финансовых пирамид

На протяжении 2018 года Центробанк не прекращал очищать банковский сегмент от недобросовестных банкиров и сомнительных организаций. В ходе проверки эксперты ЦБ РФ выявили около 168 финансовых пирамид и около 2300 нелегальных кредитных компаний, которые активно обслуживали население без соответствующей лицензии. Следует отметить, что доля нелегалов в банковском сегменте на протяжении минувшего года резко выросла почти […]

Читать далее

Изменения в Семейном кодексе

Изменения в Семейном кодексе: органы опеки и попечительства – законные представители сирот 14 июля 2022 года был подписан Федеральный закон № 309-ФЗ «О внесении изменения в статью 155.1 СК РФ», который разрешает органам опеки и попечительства исполнять обязанности законного представителя несовершеннолетних детей-сирот и оставшихся без попечения родителей. При этом вид организации органа попечительства не играет […]

Читать далее

Банковские карты физических лиц теперь под надзором!

С 1 июля 2018 года вступает в законную силу правила статьи 86 Налогового Кодекса Российской Федерации, согласно которому банки будут обязаны предоставлять в налоговую все данные о движении денежных средств на банковских картах физических лиц по первому запросу. Любые поступления, которые не будут идентифицироваться, налоговая будет признавать, как незадекларированный доход, ввиду чего любая сумма поступления […]

Читать далее

Не нашли нужную практику?

Закажите консультацию и наш менеджер свяжется с Вами в течении 10 минут

    Пожалуйста, докажите, что вы человек, выбрав звезда.
    Заказите консультацию
    Реальные рейтинги на независимых ресурсах

    Юридическая компания «Зайцев и партнёры» занимает топовую позицию в рейтинге надежности и качества правовых услуг по версии Яндекс.Отзывы, СПР, Yell и других ресурсов:

    CПP

    желтые страницы

    4,9 из 5

    Яндeкc

    отзывы

    4,3 из 5

    Yеll

    отзывы

    4,5 из 5

    Я.Кью

    Эксперт

    4,8 из 5

    9111.ru

    соцсеть юристов

    4,9 из 5

    ПPABДA

    КЛИЕНТОВ

    4,8 из 5

    CАTАLОХY

    отзывы

    5,0 из 5

    tор-аdvоkаts.ru

    отзывы

    4,6 из 5